Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

«Упражнение в науках… необходимая принадлежность женщины?»

образованная женщинаПрекрасно образованная женщина – это огромное достоинство или неисправимый недостаток? Этим вопросом задавались наши соотечественники несколько веков подряд. Но все же, под непрекращающиеся споры, женщины пробились к учению. Правда, сначала получали его лишь немногие и в небольших количествах, зато в ХХ веке ситуация с мужским и женским образованием начала выравниваться. Почему же так долго представительниц прекрасного пола не допускали к знаниям? Боялись, что домашний очаг может погаснуть, пока его хранительница зубрит математику.

Положение женщины в петербургском обществе XVIII века в значительной мере (если не говорить о сословной принадлежности) зависело от того, какое место в табели о рангах занимал ее муж. Уделом петербурженок в основном оставались три К, хорошо знакомые даже тем, кто не знает немецкого, – Kinder, Küche, Kirche (дети, кухня, церковь).

Между тем далеко не всех женщин устраивало такое положение дел, и некоторая часть петербурженок – разумеется, наиболее передовая, отвергающая выгодный, как правило навязанный брак, – все более настойчиво заявляли о том, что им хотелось бы иметь побольше самостоятельности.

Обрести самостоятельность можно было тем же путем, который проделали многие мужчины, – получив образование. Оно женщинам давало некоторые выгоды, независимо от замужества.

В XVIII веке в столице Российской империи понятий «низшее», «среднее» или «высшее» образование не существовало, как, собственно, и женского образования.

О нем впервые заговорили, когда в 1754 году были учреждены первые акушерские школы в Петербурге: женщина-акушер – что может быть естественнее? В то же время стали возникать частные женские пансионы, содержавшиеся иностранцами, преимущественно немцами и французами, на родине которых эти учебные заведения уже давно существовали.

Во второй половине XVIII века в России стала налаживаться и система среднего женского образования. Первым средним учебным заведением для женщин был Смольный институт благородных девиц с мещанским отделением для 60 девушек, основанный в Петербурге по Указу Екатерины II от 5 мая 1764 года. Это был самый привилегированный из институтов благородных девиц. В него принимали шестилетних девочек из знатных семей. Смолянок воспитывали в строгости и изоляции от внешнего мира. Их обучали хорошим манерам, французскому языку, рукоделию, Закону Божьему и истории с географией.

В 1785 году по инициативе императрицы Марии Федоровны в Петербурге был открыт Акушерский институт, а потом еще один Институт благородных девиц – Мариинский. Полку образованных женщин все прибывало.

С 1786 года начала создаваться сеть начальных школ совместного обучения, однако до 1796 года в них обучались лишь двенадцать с половиной тысяч девочек – в тринадцать раз меньше, чем мальчиков. Столь явная диспропорция объяснялась тем, что развитие среднего женского образования неоднозначно воспринималось в тогдашнем обществе. Авторитетный журнал «Вестник Европы» писал в 1819 году: «Упражнение в науках и словесности есть ли необходимая принадлежность женщины? Не охладит ли любовь к словесности в женщине любви супружеской?».

Вопросы серьезные. А тут еще и о высшем образовании для женщин заговорили. Первым опытом такого рода явилось слушание десятью женщинами платных лекций по химии А.И. Шерера в Петербурге в 1823 году. Опыт вышел удачным. Число девиц, не желавших ограничивать свое образование элементарной грамотой, танцами и рукоделием, неуклонно росло.

Между тем в первой половине XIX века женское образование все еще строилось по сословному принципу. Для девочек привилегированных сословий предусматривалось «светское» образование, для дочерей низших военных и гражданских чинов, купцов и ремесленников – главным образом профессиональное образование.

В 1843 году появились женские епархиальные училища (полузакрытые), организованные для дочерей православного духовенства. По курсам они мало отличались от женских гимназий. Предполагалось, что выпускницы этих училищ станут учительницами или женами священников. Тем самым было положено начало специальному образованию.

В Ведомстве учреждений императрицы Марии (ВУИМ – государственное учреждение, осуществлявшее управление благотворительными, женскими и прочими специальными заведениями) сложилась система средних закрытых женских учебных заведений, например женских институтов.

Многие юные особы женского пола, стремившиеся к получению образования, не замедлили подпасть под влияние великой княгини Елены Павловны, которая пригласила для руководства обществом сестер милосердия знаменитого хирурга Н.И. Пирогова. В Крымскую войну 1853–1856 годов сестры милосердия показали себя с самой лучшей стороны – и дело свое прекрасно знали, и чудеса отваги не раз проявляли. Целесообразность женского образования прошла, таким образом, еще и проверку боем.
Эпоху реформ, то есть 50-е и 60-е годы XIX века, можно считать началом среднего женского образования в России на государственной основе. К этой эпохе относится становление и высшего женского образования в России в целом, и в Петербурге в частности. В 1859–1861 годах женщины посещали в качестве вольнослушательниц Петербургский университет (тогда – о счастливое время! – в нашем городе был всего один университет, как и должно быть в любом нормальном городе), а в 1862–1864 годах - Медико-хирургическую академию.
Посещать-то посещали, но и в эту просвещенную эпоху действовал правительственный циркуляр, согласно которому женщин готовили «не для службы государственной или общественной, подобно мужчине, не для ученого поприща, а для круга семейного, и само воспитание и образование девицы должно быть направлено к иной цели, чем воспитание юношей». Одной из главных задач воспитательного процесса, таким образом, продолжала оставаться подготовка девушек к семейной жизни, к осознанию ими роли матери и жены.
Девушкам, стремившимся к высшему образованию, приходилось преодолевать немало трудностей. Домостроевские взгляды в семье, когда нередко девушкам приходилось если не порывать с родителями, то идти наперекор вековым убеждениям; консерватизм в обществе, когда курсистки нередко считались «нигилистками», нарушавшими сложившиеся в обществе традиции; рутинерство в правительственных кругах, когда отдельные представители власти видели в стремлении женщин к образованию попытки протеста против существовавшего строя.

Рутинером оказался и петербургский градоначальник Ф.Ф. Трепов, который в 1871 году в докладе на Высочайшее имя писал, что главный вред общеобразовательных женских курсов заключается будто бы «...в развитии корпоративного духа между молодыми девушками. Это сказывается и в их внешности: черные платья, остриженные волосы, очки – все говорит о принадлежности к петербургскому обществу нигилисток... Отсюда нигилистическое направление может распространиться неудержимо...»
А оно – вместе с развитием образования – и распространялось неудержимо. Юные петербурженки вовсю набирались ума-разума на Владимирских курсах (учреждены в 1870 году), где читались лекции для лиц обоего пола; на курсах акушерок при Медико-хирургической академии в Петербурге. Приказ об открытии в 1872 году курсов для образования ученых акушерок при Медико-хирургической академии (переименованы в 1876 году в Высшие врачебные курсы) подписал военный министр Д.А. Милютин, прекрасно понимавший, что без привлечения женщин невозможно удовлетворить острую потребность страны в медработниках.
С 1878 года действовали знаменитые Высшие женские (Бестужевские) курсы в Петербурге – это первое высшее учебное заведение для женщин в России (еще один пример того, что Петербург – культурная столица России). На Бестужевские курсы принимались девушки со средним образованием, не моложе 21 года. Проучившись (платно) три-четыре года на словесно-историческом, физико-математическом (естественном) или математическом отделении, они получали диплом преподавателей, а некоторые продолжали заниматься научной работой. В числе преподавателей были фигуры мировой величины, например Д.И. Менделеев.

И все же до естественного права женщин на высшее образование было еще далеко. По Уставу 1863 года женщинам доступ в университеты не был разрешен, что вынуждало их уезжать обучаться в Западную Европу. Только в Цюрихском университете в 1873 году обучались 108 русских женщин (из других стран всего 20 студенток). В 1867–1868 годах две русские женщины (Н.П. Суслова и М.А. Бокова) окончили за границей медицинский факультет и стали одними из первых в мире и первыми в России женщинами-врачами. В 1874 году окончила Геттингенский университет С.В. Ковалевская, защитившая докторскую диссертацию по математике. 
Но и в России высшее женское образование продолжало развиваться. В конце XIX – начале XX века прилагались усилия к усовершенствованию женского медицинского образования. В 1897 году был открыт женский медицинский институт в Петербурге, затем новые Высшие женские курсы. В 1903 году педагогические курсы были преобразованы в женский педагогический институт с университетским курсом. Возникали частные высшие учебные заведения для лиц обоего пола: Психоневрологический институт В.М. Бехтерева (1908), Вольный университет в Петербурге (1910).
Дипломы женских высших учебных заведений не давали дополнительных прав при трудоустройстве по сравнению с гимназическим аттестатом. За исключением Медицинского института, выпускницы которого получали диплом врача и право на государственную службу. Но с 1910 года началось уравнивание в правах выпускных свидетельств высших женских курсов и мужских учебных заведений. В 1911 году было разрешено допускать женщин к экзаменам за полный университетский курс. Постепенно был открыт прием женщин во все высшие учебные заведения России. В 1913 году женщин среди петербургского студенчества было уже 37,2 %.

Но вот наступил 1917 год. Для кого-то – долгожданный, ибо появилась наконец возможность все отнять и поделить, для кого-то – страшный и жестокий, ибо буквально на глазах рушились вековые установки и с таким трудом внедрявшиеся в жизнь общественные институты. Включая систему образования – и особенно женского образования, эту хрупкую структуру, насчитывавшую всего несколько десятков лет существования. 
Образование в новых условиях зависело от идей социализма, с упором на принципы коллективизма и отрицание личных интересов. Новому обществу срочно понадобились новые кадры, процесс формирования которых начался еще в годы Гражданской войны через систему образования. В Петрограде были открыты курсы медсестер военного времени, на которые принимали барышень без всякого образования со всей России. С начала 1918 года в стране стали создаваться сеть партшкол, различные центры, проповедовавшие социалистические ценности. В средних и высших школах вводились обществоведческие дисциплины на основе социалистической идеологии.
В 1917 году здание Смольного института, где в 1764 году впервые в стране зародилось женское образование, захватили красноармейцы и превратили его в «штаб пролетарской революции». Отсюда, из этого штаба, и стали руководить всей системой образования. Сложившаяся до 1917 года система быстро пришла в упадок.

Занятия в большинстве учебных заведений прекратились, многие студенты и преподаватели эмигрировали, а оставшихся периодически «вычищали» за буржуазное происхождение. Все женские институты были упразднены. В 1918 году большевики закрыли бывшие Бестужевские курсы – первый российский женский университет, преобразовав его в 3-й петроградский университет, который в 1919 году вошел в состав Петроградского университета. Так закончилась история этого учебного заведения. Но еще более полувека в России и за ее пределами продолжалась деятельность выпускниц Бестужевских курсов. По-разному сложились судьбы бестужевок, но их всегда объединяло нечто общее: верность профессиональному долгу, дух времени, когда они имели возможность получить образование, не отягощенное идеологическими установками.
овая власть стремилась к тому, чтобы воспитывать кадры из рабочих, которых без экзаменов принимали в институты или на специально организованные подготовительные отделения – рабфаки (рабочие факультеты). Первым из созданных при советской власти институтов стал возникший в 1918 году Институт внешкольного образования, где готовили учителей и культработников.

Спустя год была создана система единой трудовой школы, в которую входили школы со сроком обучения от пяти до десяти лет. Для беспризорников и сирот открывались колонии и интернаты.
Пройдет еще несколько лет, и главным типом школы станет фабрично-заводская семилетка (ФЗС) при предприятиях и промышленных центрах, где будут готовить рабочих разных специальностей, как мужчин, так и женщин. Потом она будет  преобразована в неполную среднюю школу. Гуманитарных предметов в этих школах фактически не было до 1929 года, когда особым постановлением правительства было разрешено преподавать историю – но не учить хорошим манерам, французскому языку, рукоделию, танцам, рисованию, домоводству, географии или – упаси Бог! – Закону Божьему. Все эти премудрости остались в прошлом. Еще в 1918 году женщины получили равные права с мужчинами во всех областях общественной жизни, и о женском образовании как о таковом было забыто.

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.