Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Политик – особенная работа

Артем ХрюкинМы редко сталкиваемся с ними в реальной жизни. Для нас они люди из телевизора, герои новостей и ток-шоу. Политики словно живут там, за толстым стеклом экрана. А  что видно с той стороны? Такое ощущение, что они ничего не знают о нас, а мы о них.  Давайте знакомиться ближе. В неофициальной обстановке.

Артем Хрюкин −  генеральный директор Фонда поддержки законодательных инициатив, исполнительный директор Ассоциации частных и приватизируемых предприятий, политик, кандидат в депутаты от СПС.
36 лет, рост 187 см, вес 100 кг.
Любит: свободу и жену.
Не любит: недобрых людей.
Авторитеты: в политике − Примаков, в жизни – дед.

Я либерал во всем, кроме своей семьи


− Вы генеральный директор крупнейшей экспертной организации и семейный человек, зачем вам лишняя головная боль, зачем политика?
− Обратите внимание, люди взрослые, чего-то добившиеся в жизни, в один прекрасный момент начинают заниматься или благотворительностью, или политикой.   Это способ изменить мир.

− То есть просто заниматься бизнесом неинтересно?
− Я десять лет назад понял, что могу и умею зарабатывать деньги, и четко осознал, что это не цель, а средство, ну и способ реализовать свои амбиции. И если ты чего-то добился − в бизнесе, например,  или в науке – тебе не нужно самоутверждаться в политике. Поэтому ты точно знаешь, чего ты хочешь. Ты не стараешься урвать или выиграть, ты стараешься что-то сделать. Политика – это не халява и не игра, это работа.

− Говорят, дело грязное?   
− Не больше, чем любое другое, вопрос в интенсивности потока выливающейся грязи.

Цивилизация как конституция

− В этой стране есть люди, живущие нормальной жизнью. Это достаточно большой пласт людей – 25%, которые социально адаптированы, умны, образованны, платят налоги, за счет них  живет страна. Но это еще не цивилизованность страны в целом. Проблема в том, что оставшиеся 75 процентов понятия не имеют о нормальной жизни. Важно, чтобы цивилизация докатилась до всех слоев населения.

− Нормальную и хорошую жизнь слишком часто показывают по ТВ.
− Речь идет не об образе, и даже об уровне жизни, а о тех принципах, на которых она строится. Такое ощущение, что большинство даже не подозревает, что есть законы, защищающие их права и обозначающие обязанности. Поэтому людей легко обмануть – будь то решение суда, выплата субсидий или выборы.
 
− То есть под цивилизацией вы конституцию имеете  в виду?
− Ну и конституцию тоже. В конституции все четко прописано, и про выборы тоже. Раз в 4 года все политики имеют право откровенно публично биться за власть, официально разрешена драка. Но это должно случаться раз в 4 года, в остальное время надо работать. А не использовать административный ресурс в личных целях.

− Что нужно делать, чтобы выиграть честно?
− Нужно четко понимать свой следующий шаг, не забывая о своей конечной цели.

Проклятые вопросы

− Скажу так: по сравнению с моими партийными коллегами я ортодокс и ретроград – я абсолютно   убежден, что каждый мужчин должен уметь держать оружие в руках. Поэтому вопрос о службе  в армии у меня никогда не стоял и не стоит. И надеюсь, что у моих сыновей этот вопрос тоже стоять не будет. Сейчас кричат, что армия – это проблема. Это две проблемы. Первая – это действительно положение в армии. Но она проистекает из другой, более глубокой − мужчина перестает быть мужчиной, а становится агрессивной особью мужского пола. Чем меньше желающих пойти в армию, тем больше желающих подраться на улице.

− Ну да, скины, дпни и прочие «евразийцы».
В этом случае выход один: лопату и копать или сапоги и в армию. Националист, любишь родину? Работай. Большинство из тех, кто шатается по улицам с бритой головой и шальными кулаками не служили в армии. А там враз желание отпадет. Кстати, обратите внимание: в кавказских семьях нет такой проблемы – идти или не идти в армию.

То есть бороться только репрессивными мерами?
Знаете разницу между усваиванием информации  мальчиками и девочками. Девочкам можно объяснить все в теории, а потом уже продемонстрировать на практике. С мальчиками обратная ситуация – сначала должен почувствовать на собственной шкуре, потом уже ему можно что-то втолковать. Так что нужно сначала делать, а потом объяснять.

Восток-Запад
− Волей судеб я достаточно долго проработал в Стамбуле, занимался морскими перевозками. Первый вывод, который я сделал, когда вернулся в Россию, что мы азиаты до мозга костей.
 
− А где эта азиатчина живет?
− Помните,  что Филипп Филиппович говорил по поводу разрухи, вот там же у нас и азиатчина. Это  вопрос не национальной принадлежности, а эволюционный. Даже золотая орда остается ордой. Азиатчина в быту – будь то повседневный быт, научный или политический.

 − Что имеется в виду?
 − Все, что сейчас происходит в стране, по сути верно, но по форме – отвратительно.  В стране экономический рост – это суть, за счет чего – это уже форма. Мировая нефтяная конъюнктура сейчас такая, что нам весело живется, причем мы забываем, что экономика строится не только на этом. Непростительная роскошь. Дай Бог, что до нас дойдет и мы начнем заниматься чем-то другим.

− Например?
 − Во всем мире есть понятие «система оценки подходов к оценке интеллектуальной собственности». Если мы однажды в РФ  разработаем систему оценки интеллектуальной собственности, то есть хотя бы ее, и будем в состоянии оценить собственные  научные  разработки, стоимость экономики нашей страны увеличится.  Тогда мы будем  говорить с Западом на их языке, хотя бы в этой сфере. К сожалению, в сфере гражданских прав и свобод говорить на одном языке у нас не получается.

− Это, если не ошибаюсь, входит в сферу ваших профессиональных интересов? 
− И это тоже. Один из самых известных проектов Фонда поддержки законодательных инициатив − это  модернизация норм и правил  в системе стандартизации всех отраслей экономики
.
− Что это значит?
− Что все нормы и правила, принятые в современной экономике, соответствуют  мировым стандартам.  Это на шаг вперед вывело международное сотрудничество.

− Чем еще занимается Фонд поддержки законодательных инициатив?
− Фонд, которым я руковожу,  постоянно, а главное − системно разрабатывает и продвигает во власти нашу точку зрения  о том, какие законы и для чего нужны нашей стране. На сегодняшний день могу сказать, что не один десяток законов, облегчающих жизнь большинству людей, связанных с бизнесом,  нам удалось довести до принятия в Государственную думу.

Быть некрасивым некрасиво

− Я рос в центре Москвы и каждый день наблюдал картину ужасающую, почти мистическую – с утра  из окрестных домов выходили чиновники в одинаковых костюмах и с одинаково озабоченным выражением лица садились в одинаковые «Волги» и ехали на работу.

− Согласитесь, накладывает же политика печать, если не на чело, то на гардероб?
 − В большинстве случаев, конечно, накладывает, типичное представление о политике с большой буквы − это серый костюм, уверенная походка и птичий язык – и, наверное, это стандарт.
 
Сейчас этот стандарт как-то меняется?
− Не смешите.  То, что происходит на российской политической сцене, – по большей части либо моветон либо нафталин. Это некрасиво. Иногда мне кажется, что то самое  серое братство вырастило своих клонов.   С удовольствием бы развесил по всей стране плакаты: голосуй со вкусом!

− Это как?
− Вот видите, и вы тоже не знаете. На русском языке еще не сформировано понятие политического вкуса и уж  тем более послевкусия. Это нужно формировать постоянно, это длительный процесс.

Давайте попробуем прямо сейчас. Политический вкус это?
Это адекватность политика именно вам,  адекватность во всем − в словах, в делах, в имидже.  Посмотрите в зеркало, посмотрите на лицо на экране или плакате. Выбирайте, кто из них вас достоин.
.
Циники

Артем Хрюкин− Профессия циничная.  Скажем, личная беседа градоначальников вряд ли бы понравилась жителям города, которые их выбирали.  Но подумайте, если бы два хирурга за операционным  столом говорили друг другу: «Смотри, как страдает этот больной. Как жалко резать ему  аппендицит!».  Это был бы просто абсурд. Профессиональный цинизм – это прагматизм и профессионализм.

− То есть  можно считать нас, смертных, электоратом?
− Если я буду смотреть на окружающих как на электорат, то мое место не в телевизоре, а где-нибудь на Пряжке между «наполеоном» и «чайником». Профессионализм и функционерство – вещи абсолютно разные. Функционерство в любой области, и в политике в том числе, ведет к деградации. Если человек не видит дальше двери кабинета, какой бы он терминологией ни объяснялся, – он плохой политик.

− А хороший   политик? 
− Это человек способный к системному  анализу ситуации в стране и в мире, причем ситуации реальной, со всеми перекосами на местах, форс-мажорами и бытовыми  мелочами. Это кстати не значит, что он хороший человек.

− То есть?
Политический цинизм – это не слова, а действия. Политическим цинизмом было убийство эрцгерцога Фердинанда,  сейчас  это выглядит еще хуже: взорвали-замочили-напугали. Это происходит массово, беспринципно, всегда подло и часто неумно.


В галстуке и без

− Метросексуал, говорите... Советские циники, помнится, говорили мужчина – это  часы, машина и жена. Совершенно то же самое.
 
− Давайте теперь по пунктам – часы, например
− Часы – единственный аксессуар, позволительный для мужчины.

− Кстати по поводу брендов, какие предпочтения?
− Желающих высказаться о брендах хватает и без меня. Дольчи-габаны во всю спину простительны в 20 лет, в 40 – смешны. Все хорошо вовремя.  Это так же очевидно, как то, что на деловую встречу нужно прийти с часами, а в спортзал в кроссовках.  

− А как политик и бизнесмен уживаются в одной одежде?
− Меня все знают как ультрадемократичного человека, думаю, что даже чиновник может быть одет в джинсы, но с рубашкой, пиджаком и туфлями. Вот банкир обязан одеваться в костюм – потому что это деньги, это очень консервативная сфера. Бизнесмен может одеваться как угодно, но всегда нужно помнить, это в России  всех встречают по одежке. Что касается политики, то здесь очень много штампов. Например,  когда политик идет на съезд или теледебаты, то ему рекомендуют красный галстук, потому что это цвет агрессии. Не всегда это правильно. В политике как нигде нужно идти от собственной личности.

− Есть какой-то внутренний дресс-код?
− Человек должен быть одет аккуратно и адекватно. Адекватность вообще полезное качество.   Человек должен быть адекватен тому, что он делает и где он находится. Мой знакомый решил шокировать свою возлюбленную тем, что привез ее в деревню на дорогущей машине, включил  джаз и устроил танцы на глазах у шокированных селян.


Личное дело

− Я либерал во всем кроме своей семьи. Тут я традиционалист.
− Это врожденное?

Нет, благоприобретенное. Когда я женился первый раз, по Москве ходил анекдот, как я назначал свидания  девушкам  прямо на собственной свадьбе.
Когда я женился во второй раз, я больше не назначал свидания девушкам.

− То есть семья − это как политика, только после тридцати?
Это серьезнее, чем политика, После тридцати или до тридцати – неважно.

− Любовь и политику часто сравнивают.
− Очень правильная мысль: любовь –  ответственность и власть − ответственность. При правильном применении – ведет к созиданию, при неправильном −  к безумию.

− Можете дать определение красивой женщины?
− Красивых женщин очень много,  но женщин, которые в состоянии заставить обратить на себя внимание, меньше, среди тех, кто умеет это делать, наверное, роскошных – а что такое роскошных? Это красивая женщина,  которая всегда в себе уверена – их мало. Мало красивых, уверенных в себе мужчин, над этим надо работать. Я бы хотел, чтобы моя дочь выросла красивой и уверенной. Для этого ее нужно любить, оберегать от всего.

− Если  дочь спросит: «Мужчины − они какие»?
− Я не думаю, что у меня с моей дочерью будут такие разговоры… Но даже если это произойдет, то я не смогу ответить, какие они, эти мужчины... они все разные...

− Вы строгий отец?
− Настолько строгий, что смог убедить в этом даже Марию Арбатову.

− Каким же образом?
− Ее  подруга  рассказывала о  проблемах с дочерью, что она ее куда-то там не пускает. А Мария убеждала: нельзя так строго, что девочка будет плакать. На что я и сказал, что лучше путь плачет в 16, чем будет плакать в 30. Сказал, видимо, с очень убедительным лицом. Первый раз увидел, чтоб Мария Ивановна, согласилась с собеседником без разговоров.

− И феминизма вы, наверное, не приемлете?
− Я скажу так, что феминизм − идея, изживающая себя, но имеющая права на жизнь в эволюционном развитии. Оценить роль феминизма в истории общества пока сложно. Если проще: то женщина гораздо более  тонко устроенная конструкция, и это мешает ей заменять мужчину, что радует.

− Вы часто отдыхаете семьей?
− Не поверите, каждый вечер, когда я дома, я отдыхаю. Причем если у тебя в ежедневнике написано «игра с детьми» с 19.30-21.00. – то это лицемерие и стереотип.  Можно просто  позвонить жене и поехать в ресторан. Вдвоем. На мой взгляд, важно быть не только семьей, но оставаться мужем и женой.  Дети вырастают – и через 15 лет они уйдут в большую взрослую свою жизнь, а  мы останемся вдвоем встречать старость.

− То есть дома у телевизора - не вариант?
− Русскоязычное телевидение, к сожалению, смотреть стало невозможно. Это ниже уровня развития нормального взрослого человека. К тому же это ложь. Основная масса носителей в стране мы идем по пути Белоруссии: иная точка зрения не может быть нести, потому что не через что. Поэтому телевизор для меня  − это «Культура», в смысле канал, и работа, в смысле, что есть вещи,  которые я вынужден посмотреть.

Тогда отдых что?
Общение, спорт, книги. Недавно перечитывал Салтыкова-Щедрина – гениально и очень смешно, и страшно жизненно.

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.