Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Наталия Дудинская - лебединая песня

Наталия Дудинская«Человеку не дано знать, что ждет его в будущем, что может произойти с ним завтра. И в этом, наверное, заключается мудрость жизни. Но бывает и так: сама судьба дарит тебе встречу, которая потом определит твою судьбу, а ты, поглощенная интересами, свойственными молодости, не улавливаешь значения происходящего и спокойно «шествуешь» мимо», − писала Наталия Михайловна о неоднократных попытках судьбы создать удивительную пару  Дудинская − Сергеев. 

 
Они все время были рядом − постигали хореографическое мастерство в одном училище, выступали в концертных номерах и спектаклях… Но потребовались годы, чтобы эти талантливые артисты увидели наконец в партнере по спектаклю свою «половинку», поняли, что необходимы друг другу. К этой судьбоносной встрече и Дудинская, и Сергеев пришли уже зрелыми людьми, имеющими за спиной огромный творческий и жизненный опыт.
 
Можно сказать, что Наталия Дудинская получила профессию балерины по наследству. Ее мама, тоже Наталия, мечтала танцевать. Изящная, женственная, с осиной талией, она была рождена для сцены. Но родители категорически запретили поступать в хореографическое училище, мол, не дворянское это дело. Дудинская-старшая училась в Консерватории, а уроки танцев брала в частном порядке. Она выступала в концертах под псевдонимом Тальори, много гастролировала по России. Выйдя замуж за военного, переехала к месту его службы, в Харьков. Здесь в 1912 году и родилась будущая прима Наталия Дудинская.  
 
В Харькове Дудинская-старшая открыла балетную студию. С семи лет Талочка стала постигать азы балетного искусства под руководством мамы. «Самым главным в моей судьбе был не танец, а моя мама, − скажет позже Наталия Дудинская. − Всем, что я сделала, что умею, я обязана ей». Кстати, именно в Харькове к маленькой артистке пришел первый успех. Ее стали узнавать на улице, а соседский мальчик после каждого спектакля провожал до дома. 
 
И вот в жизни маленькой Талочки наступили перемены. Наталия Александровна решила показать дочь легендарной Вагановой. Посмотрев «репертуар» юной примы, Агриппина Яковлевна сказала, что девочке надо учиться. С тем и уехали в Харьков. И вдруг – телеграмма от бабушки: «Принята. Немедленно выезжайте». Дудинская-старшая продала имущество, закрыла студию и вместе с дочерью, ее няней и котом отправилась в Петроград. Оказалось, в училище их не ждали − девочку собирались еще раз «посмотреть». На подготовку дали всего полчаса, вещи же остались в чемодане… Но Талочка не могла подвести маму. В немыслимом наряде и чужих туфлях, которые все время сваливались с ноги, она выдержала экзамен.    
 
В училище Наталия считалась старательной ученицей, ее отличали педагоги характерного и исторического танца. Но лучшей по основному предмету − классическому танцу – она стала позже, на уроках Агриппины Яковлевны Вагановой. Конечно же, и Ваганова не могла не заметить удивительной работоспособности Тали, ее огромного желания учиться. Постепенно строгий педагог стала выделять талантливую ученицу. Ей даже прощалась немыслимая вещь – опоздание на урок! Очень деликатно Агриппина Яковлевна заботилась о Тале и вне репетиций. Наталия Александровна зарабатывала на жизнь частными уроками, достаток в семье был очень скромным. И Ваганова часто приносила Талочке вкусные завтраки. А на выпускном у Тали было платье из  шелка, подаренного любимым педагогом.  
 
Кстати, именно во время учебы Дудинская и познакомилась с Сергеевым. Наталия Тальори часто устраивала спектакли на сценах клубов. Таля, конечно же, в них участвовала. В танце с лентой из «Тщетной предосторожности» и балете «Волшебная флейта» ее партнером был Костя Сергеев. Ей очень льстило, что с ней, юной девочкой, танцует шестнадцатилетний юноша. 
 
Вторая встреча произошла на выпускном спектакле. Номер для Талочки, па-де-де из балета «Корсар», и партнера, молодого артиста Кировского театра Константина Сергеева,  выбирала Агриппина Ваганова. Выступление прошло успешно, Наталию Дудинскую приняли в театр. Здесь ее партнером вновь стал Сергеев – вместе с Феей Балабиной они танцевали па-де-труа в «Лебедином озере». И вот первая серьезная партия – Ваганова начала репетировать с Дудинской роль Одетты-Одиллии в «Лебедином озере». Зигфридом стал Сергеев. Уже тогда он восхищался полной самоотдачей партнерши, ее стремлением усложнить и так непростые движения. А в результате появлялись маленькие шедевры. Сергеев вспоминает, как Дудинская «штопором» завинчивала двойные туры и надвигалась на него как вихрь. Но совместная работа над «Лебединым озером» не стала той самой судьбоносной встречей. Их творческие пути разошлись. Зато в театральной жизни Ленинграда произошло знаменательное событие − родились два легендарных дуэта: Уланова − Сергеев и Дудинская − Чабукиани.  
 
Константина Сергеева называли «поэтом танца». Еще в училище Костя отличался от других учеников стройностью фигуры, подтянутостью, элегантными воздушными движениями и «особой вдумчивостью в работе». Надо сказать, что Константин Сергеев пришел в балет поздно, в четырнадцать лет, поэтому приняли его только на вечерние курсы при хореографическом училище. Но уже во время учебы о нем заговорили как о самородке. В восемнадцать лет Сергеев танцевал ведущие партии в труппе Иосифа Кшесинского. 
 
Ленинградская публика с восторгом заговорила о Сергееве после роли Зигфрида в «Лебедином озере». Современники вспоминали, что когда Уланова и Сергеев пролетали в прыжке над сценой, «казалось, их сердца бьются едино, словно одно сердце…» Полной противоположностью лирического дуэта Улановой и Сергеева был дуэт Дудинской и Чабукиани. Это была стихия огня! И это был праздник для зрителей, с восхищением следивших за шутливым соревнованием двух равных артистов, виртуозно владевших техникой танца. 
 
Вахтанг Чабукиани вспоминал, что они с Дудинской понимали друг друга с полуслова − как в творчестве, так и в жизни. Они вместе работали, вместе отдыхали − как правило, в Крыму. Но и на берегу теплого моря, под знойным южным солнцем Дудинская и Чабукиани говорили о работе, которая была смыслом их жизни. Таля умела слушать, поэтому ее собеседник мог свободно фантазировать и строить самые грандиозные творческие планы. Наверное, что-то удалось осуществить. Например, спектакль «Лауренсия», который стал переломным в судьбе Дудинской. Когда Чабукиани еще только мечтал об этом спектакле, в роли главной героини он видел только своего друга и единомышленника – Наталию Дудинскую. Образ Лауренсии – первый героический образ на ленинградской сцене − создавался с чистого листа. Дудинская в этой роли продемонстрировала еще раз не только безупречную технику, но и актерское мастерство. После «Лауренсии» уже никто не называл балерину «техничкой».
 
Война разрушила блистательные дуэты. Чабукиани уехал в Грузию, Уланова − в Москву, в Большой театр. По словам самой балерины, она никогда бы не покинула родного города, но власти решили за нее. Хотя это была не вся правда. Перед войной Уланова вышла замуж за актера и режиссера Юрия Завадского. 
 
Наталия ДудинскаяТруппа Кировского театра отправилась в эвакуацию в Пермь. Помимо ежедневных спектаклей артисты выступали в госпиталях, на заводах, на фронтовых полянах. Кроме того, они ухаживали за ранеными, пилили дрова, перебирали картофель. В Перми судьба вновь соединила Дудинскую и Сергеева – оставшись без партнеров, они стали танцевать вместе. Здесь же, в Перми, Сергеев впервые решил попробовать свои силы в качестве балетмейстера. Началась работа над спектаклем «Золушка».  Дудинская репетировала роль Золушки, а ассистентом режиссера Сергеева стала Фея Балабина, также ведущая балерина театра. Это была миниатюрная женщина, очень живая и обаятельная. Их дружба с Сергеевым началась еще в училище, когда Костя был партнером Балабиной на уроках поддержки. Потом они вместе ездили по стране в составе труппы Кшесинского. Вернувшись, выступали в одном театре, участвовали во фронтовых концертных бригадах... Сложно сказать, не зная лично участников тех событий, почему не сложилось прочных отношений между Сергеевым и Балабиной. Даже рождение их общего сына Николая ничего не изменило. Судьба этих близких Сергееву людей сложилась трагически. Сын, который, кстати, тоже учился в хореографическом училище, погиб в автокатастрофе. В 1982 году в Ереване после взрыва газовой колонки скончалась и Фея Балабина.
 
Но вернемся к «Золушке», которая навсегда связала двух талантливых артистов. Не случайно Сергеев говорил: «В Перми зажглась на всю жизнь моя звезда». Совместная работа над спектаклем изменила и их танец − они как бы примерили образы друг друга. Дудинская в роли Золушки была очень лиричной, а Принц Сергеева – озорным, смелым, настойчиво добивающимся своей цели. Это была победа, и это было начало нового пути, уже совместного.
 
Союз, творческий и семейный, таких разных индивидуальностей оказался очень гармоничным. Найдя друг друга, они уже больше не расставались. Вместе много и с большим успехом танцевали, причем многие спектакли, например «Медный всадник», «Тропою грома», вошли в историю русского балета. Потом вместе преподавали в хореографическом училище, а с 1973 года Сергеев был его художественным руководителем. 
 
Каким чудом «лед» и «пламя» столько лет смогли прожить вместе и, по словам, Дудинской, никогда не ссориться? Сама Наталия Михайловна объясняла это просто: «Когда человека любишь, стараешься все делать так, чтобы ему было хорошо, ну а когда чувства и старания взаимны... Это и есть счастье». 
 
Действительно, многие их коллеги, друзья, ученики вспоминают, что Константин Михайлович и Наталия Михайловна очень нежно и деликатно относились друг к другу. Между ними никогда не было ни ссор, ни «взрывных» моментов. И даже спорили они крайне интеллигентно: «Ну Котинька…»,  − убеждала Дудинская. «Нет, Талюночка, решительно нет», − спокойно, но твердо говорил Сергеев. Наталия Михайловна всегда уступала.
 
Так же доброжелательно звезды советского балета относились и к окружающим. «Константин Михайлович – человек исключительно высокой культуры, − рассказывает преподаватель Академии русского балета Надежда Ивановна Каминская. – В школе он никогда не пройдет мимо преподавателя, ученика, уборщицы, не поздоровавшись. Наталия Михайловна была очень внимательным педагогом и очень любила своих учениц».    
 
Дудинская и Сергеев были не только образцом хороших манер, высокой культуры, но и эталоном вкуса. Константин Михайлович приходил в училище в костюме, а на урок переодевался в тренировочный костюм (он преподавал актерское мастерство). Наталия Михайловна всегда выглядела по-королевски: красивые наряды, дорогие украшения, обязательно прическа и туфли. Кроссовки она надела только после операции. Тогда же появилась и палочка, но на очень короткое время. Дудинская не любила, да, наверное, и не умела быть слабой. Уже в последние годы жизни ее пригласили в Италию провести летние балетные курсы. Сильно болела нога, но она поехала. Молодой человек, встречавший знаменитость, открыл дверцу машины и галантно протянул руку даме. «Нет, я сама», − сказала Дудинская и минут двадцать безуспешно пыталась выйти. А потом, вздохнув, все же приняла помощь.   
 
Быть сильными, не давать волю эмоциям учила она и своих девочек. Солистка Мариинского театра и преподаватель академии Вероника Иванова вспоминает, как после трудного экзамена без сил «повисла» на палке. В это время в зал вошла Наталия Михайловна и строго сказала: «Запомни, никто никогда не должен видеть, что ты устала. Пусть думают, что тебе все дается легко!» 
 
Константин Михайлович и Наталия Михайловна всегда были на виду, а положение, как говорится, обязывает. Дом был их отдушиной, хотя и там регулярно собиралось много гостей. Вернее, домов было два. Наталия Михайловна, которая была «совой», жила в центре города, а «жаворонок» Константин Михайлович – на Петроградской стороне. Но каждый вечер, после спектакля, Сергеев приходил к супруге на традиционное чаепитие. Обычно после первой чашки он уезжал к себе, потом звонил по телефону, и они часами разговаривали. Если к Наталии Михайловне приходили почитатели ее таланта, чаепитие могло продолжаться до поздней ночи.      
 
Это не была любовь с первого взгляда − глубокое чувство пришло, когда оба были зрелыми мастерами. Конечно, преданность общему делу сближает. Они жили в одном пространстве танцевального искусства, понимали друг друга с полуслова. Но, может, секрет семейного счастья Дудинской и Сергеева в том, как они распорядились бесценным даром судьбы? Жесткие, принципиальные, целеустремленные в профессии, они относились друг к другу очень бережно, заботливо, стремились отдать друг другу все самое лучшее. И дорогого стоят слова Константина Михайловича о Наталии Дудинской: «Я живу на берегу Лебединого озера в замке Спящей красавицы». 
 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.